Виктор Бронюк: «Шоубиз сейчас творится в органах власти»
6 листопада 2017
Виктор Бронюк: «Шоубиз сейчас творится в органах власти»

Лидер группы «ТИК» ответил на вопросы Обозревателя

Иногда все случается впервые – это и про интервью с Виктором Бронюком. Еще никогда до этого мне не приходилось брать интервью в черном минивэне. Еще никогда до этого черный тонированный бус, лично для меня, не был наполнен теплом и искренностью. В первый раз я с легкостью залезла в такой автомобиль и сама закрыла его тяжелые двери, но не сразу поняла, где, собственно, Виктор – он очень похудел. Однако огонь в глазах и знакомый голос помогли мне быстро сориентироваться.

С Виктором Бронюком, лидером группы "ТиК" и автором хита "Олені", мы поговорили о творчестве, шоу-бизнесе и политике, изменениях в украинском обществе, а также о грибах.

- Судя по всему, у вас очень насыщенный график – наш журналист уже не раз пытался взять у вас интервью, но все никак. Чем занимаетесь?

- Прячемся от вашего журналиста (смеется). На самом деле нет. Мы ведь в Виннице живем, и, когда у нас собирается пара горячих тем для интервью, или просто много людей хотят с нами встретиться и пообщаться, наша пиар-служба формирует пресс-дни, когда мы приезжаем в Киев и полностью отдаемся прессе. А так работаем, делаем ремонт на репетиционной базе…

- А что по поводу творчества?

- Само собой! Параллельно пишутся новые песни, уже начинается работа над разными новогодними проектами. Живем полноценной и насыщенной жизнью.

- В одном из интервью вы говорили, что хотите снимать кино. Как успехи, что-то начали?

- Ну, мы сняли короткометражку про грибы, которая набрала очень много просмотров…

- Почему, на ваш взгляд, она имела такой успех?

- Просто потому, что каждый хочет вырастить у себя дома грибы, но ни у кого не получается (смеется).

- А что-то более глобальное?

- Что может быть осенью глобальнее, когда каждый второй пост в Facebook или с грибами, или "мы собрались за грибами". На самом деле это шутки… Мысли есть, но как-то пока времени не хватает, а может, мы просто еще не доросли. Вот подождем, дадим возможность реализоваться всем кинорежиссерам, а потом уже и сами испортим пленку!

- Сегодня шоубиз часто переплетается с политикой. Как вы думаете, должен ли артист быть вне политики?

- Это, наверное, больше к депутатам относится – они не должны быть артистами. То, что шоубиз сейчас творится в органах власти, – это, конечно, недопустимо. Это люди, которые приходят писать законы, выполнять государственные обязанности, но они, скорее, артисты разговорного, комедийного жанров.

Там также есть свои гонорары, свои пиар-службы, менеджеры, продюсеры, инвесторы, которые вкладывают деньги в политические проекты. Если посмотреть глобально, то политика ничем не отличается от шоу-бизнеса.

- Также в одном из интервью читала, что вам часто предлагают пойти в политику, но вы не видите команды, к которой хотели бы присоединиться. Может, у вас есть планы собрать свою команду, которая смогла бы изменить страну к лучшему?

- Знаете, команда, которая могла бы что-то изменить, – это разговор про все и не про что. Хорошо работать в команде, которая имеет четкое понимание, что она хотела бы изменить в государстве. Не просто – "мы хотим прийти к власти!".

Должны быть ответственность, ясное видение и программа действий, разработанная профессионалами. Не теми, у кого три класса образования, но на революционной волне прорвался в парламент, у них даже нет необходимых знаний…

Пойти в политику, чтоб потусоваться не хочется. А, если присоединиться к какому-то хорошему проекту, то почему бы и нет.

- Вы ведь работали с Владимиром Гройсманом. Не хотите снова присоединиться к его команде?

- Я знаком с большинством действующих украинских политиков. И это чуть ли не единственный человек, на результат которого можно показать пальцем.

Я работал в команде, которая его привела на должность мэра, я работал с ним в горсовете Винницы, работал советником на общественных началах, когда уже занимался творческой деятельностью. Этот человек всегда был нацелен на результат, а не на процесс.

Например, почему за 20 лет нельзя было сделать нормальные дороги? Ну да, под Евро-2012 сделали две дороги: от Харькова до Чопа (и то не все участки) и Варшавское шоссе до польской границы, все остальное – периферия. А сейчас, путешествуя по Украине, видишь, что в каждом уголке ведется капитальный ремонт какого-то участка. Это то, про что я говорил: результат, на который можно показать пальцем.

К тому же, не нужно забывать, что, с одной стороны, в Украине идет война, с другой – за каждым министерством стоит свой "дядя" с той или иной политической силы. Это может измениться только тогда, когда придет действительно сплоченная команда единомышленников, нацеленных на комплексные изменения.

- Возвращаясь к теме ситуации в стране, сейчас очень популярно писать, петь, снимать фильмы про войну, что неудивительно. Как вы считаете, правильно ли это?

- У наших северных "братьев", которые снимали патриотические боевики, были современные герои, истории, а у нас длительное время не было тем для кино. Теперь в Украине появилось много своих историй и героев, про которых можно и нужно снимать.

Так же и с книгами. Мой кум, известный общественный деятель Юрий Тира, раньше был блогером в круизной компании. Но война заставила его заняться волонтерской деятельностью, ездить на фронт. Недавно он выпустил книгу "Дорога к Счастью". Имеется в виду город Счастье в Луганской области. Там рассказываются реальные жизненные истории людей.

Это очень важно. Потому что сейчас очень много разной информации. Если не выходишь из дому, не общаешься с живыми людьми, то можно просто свихнуться. Информационный мусор настолько загаживает мозг, что мы уже не можем уловить подмену понятий.

- Много украинских артистов продолжают давать концерты в России. Как вы к этому относитесь?

- Я к этому никак не отношусь – мы не ездим. А они все взрослые люди. Я не могу их судить или не судить.

- Но почему некоторые артисты могут выступать и там, и там, а вот, например, концерты Сергея Бабкина бойкотировали, пока он не признал Россию агрессором?

- Если говорить откровенно, то так быть не должно. Есть несколько антигероев, которые переехали в Россию, которые живут там, работают… Но есть ведь много моих коллег, которые работают и там, и там. Странная ситуация: почему одним можно, а другим нет? Идет война, на нашу страну напал северный псевдо-брат. Все и так понятно, про что еще тут можно говорить?

В росСМИ совсем другая картина. Но, к сожалению, в Украине, в которой уже четвертый год идет война, все равно можно зайти на российские ресурсы, социальные сети, где информация подается под искривленным углом. И поэтому часто происходит подмена понятий.

Сразу после аннексии Крыма, мы отменили концерт в Санкт-Петербурге, запланированный на апрель 2014 года. До сих пор периодически звонят из Крыма, из России насчет выступлений. Недавно звонили из Москвы. Но, пока не закончится война, мы для себя решили, что ехать туда неправильно.

 

- Вы вспомнили про другой угол освещения в российских СМИ. Сейчас часть украинских журналистов и общественных деятелей настаивают на том, что нужно усиливать пропаганду в украинских СМИ для того, чтобы вести гибридную войну на "надлежащем" уровне. Что вы думаете по этому поводу?

- К сожалению, сейчас мы не можем на многие вещи смотреть объективно, потому что мы являемся субъективными участниками процесса. Мы не все знаем, и одновременно есть много неудобной правды, про которую говорить не хочется.

Сейчас некоторые новостные ресурсы действительно начинают работать в стиле российских СМИ. Но все же должно быть объективное освещение событий для того, чтобы дать возможность обществу принимать взвешенные решения.

Россия готовилась к гибридной войне 20 лет. Она подходила с разных сторон. Например, говорили про дискриминацию русского языка в Крыму или на Донбассе. Однако в Крыму было всего две украиноязычные школы – никто никого не дискриминировал. Что касается Донбасса, у меня есть друг, который родился в Донецке, до шести лет жил у бабушки, а потом переехал в Москву к родителям, не зная ни одного российского слова. Это я веду к тому, что "Донбасс всегда был русским".

На языковом вопросе всегда можно было сыграть. Когда не хватало аргументов, сразу поднимался языковой вопрос. Однако проблемы никогда не было. Если есть желание друг друга понять, то люди поймут. Конечно, граждане Украины должны знать государственный язык, но общаться можно на любом языке.

Например, ситуация с законом "Про образование" показывает, что есть ряд вопросов, которые нужно решать комплексно. Если бы это сделали 25 лет тому, мы бы не имели то, что имеем сейчас. Почему это раздули в такую политическую бучу? Думаю, не без участия России. Ситуация в Испании, недоразумения с Венгрией, процессы на Закарпатье – все это не просто так делается. Ведется политическая игра.

Вспомните, в Крыму так же все начиналось. Европа не изучает украинский опыт. Но на это нельзя закрывать глаза, потому что однажды они проснутся и поймут, что их безразличие привело к грустным последствиям. У нас было так же.

- Сможет ли творчество на тему войны открыть глаза Европы на ситуацию в Украине?

- Если честно, то в Европе только недавно начали различать Украину и Россию. Когда-то был свидетелем, как в Стамбуле один из гидов спрашивает: "Руски, Инглиш, Дойч?". Я говорю: "На украинском". Он не понял. Моя знакомая перевела. Он говорит: "Украинского языка нет". Она говорит: "Как нет?". Он: "Ну, все украинцы разговаривают на русском". И он отчасти прав, ведь мы люди коммуникабельные, толерантные.

Поэтому до недавнего времени в мире украинцев гребли в один угол с россиянами. Но люди понемногу начинают нас различать. И это тоже, к сожалению, из-за войны. Однако в Европе ко всей этой ситуации относятся отстраненно. Положа руку на сердце, мы ведь и сами так воспринимали конфликты в Грузии и в Приднестровье.

- Видите ли вы изменения в украинском обществе, которые произошли за последние три года? Возможно, в общении, повышении социальной ответственности?

- Мы никогда не будем такими как раньше. Мы не будем настолько равнодушными, настолько неопределенными. Простой пример: несколько недель назад под Винницей начали взрываться склады с боеприпасами. Это действительно очень страшно. Люди уже привыкли к новостям с фронта, а тут за окном начинает что-то взрываться, и небо озаряет огненное зарево…

Опыт волонтерских коммуникаций, знания, полученные ребятами на фронте, очень помогли. К сожалению, у нас до сих пор нет четкой коммуникации в сфере цивильной обороны, но, не смотря на это, туда сразу поехали, и сразу началась эвакуация. Не было ни единой жертвы. Это самое важное.

- Давайте напоследок вернемся к вашей творческой деятельности. Расскажите про интересные и приятные моменты, которые происходили на репетициях, концертах. Что-то запомнилось?

- У нас все запоминается! Коллектив активно гастролирует, кроме того, каждого дома ждут дети: кто-то идет в школу, кто-то в детский сад.

Хочется, чтоб мы больше делали каких-то позитивных поступков. Мы ведь не только занимаемся музыкой, а еще и зарегистрированы как общественная организация. Вместе с Благотворительным фондом "Подільська громада", наблюдательный совет которой я возглавляю, мы создали "Корпоративный фонд группы "ТиК". Мы запустили стипендиальную программу: каждый год что-то придумывает для творческой молодежи.

Если мы не будем ждать помощи, а сами мобилизуемся, все получится. Как говорил Кеннеди: "Нужно просыпаться не с мыслью, что страна сделала для тебя, а с мыслью, что ты сделал для государства". Вместе мы одолеем любого врага: и внутреннего, и внешнего.